продажи, отдел продаж, управленческий консалтинг, тренинги, курсы, тренинг тренеров, НЛП,  NLP, влияние, коучинг, личностный рост, mary kay, Мэри Кей,  менеджмент, мотивация,
  Елена Самсонова
 

New! Новый сайт New! 

Поиск по сайту Елены Самсоновой  
русская версия | English version
 
Елена Самсонова
   Информация

Никогда не говорить «никогда»

Источник: МК-Питер Психотехнологии

Наталья Бехтерева не читает мысли. Но угадывает

Больше полувека она занимается изучением «самого непознанного объекта во Вселенной». Нейрофизиолог с мировым именем, академик Наталья Бехтерева, наверное, лучше, чем кто-либо сегодня, ориентируется в лабиринте человеческого мозга. Она не любит, когда мозг сравнивают с компьютером, а ее — с ясновидящей. Никакой мистики, только наука. Но вместе с тем Бехтерева не отрицает странные, необъяснимые пока явления, связанные с нашим мозгом. В ее научно-популярной книге «Магия мозга и лабиринты жизни» целая глава «Зазеркалье» посвящена тому, что осталось для автора загадкой. Здесь и встреча с Вангой, и опыт общения с Кашпировским. Отвернуться проще всего, но куда честнее — вникнуть и попытаться разобраться, считает Бехтерева. Возможно, в этом и есть истинная смелость ученого — никогда не говорить «никогда».

Дом — крепость, в который Наталья Петровна не приглашает малознакомых людей, особенно журналистов. Мне повезло, и меня церемонно встречают два кота — доминантно-черная Маша и доминантно-рыжий Тим. Такое впечатление, что род занятий хозяйки сказался положительно на умственных способностях домашних любимцев. Во всяком случае, «разговаривают» почти по-человечески.

— Наталья Петровна, сразу хочу прояснить: ходят слухи, что вы при определенных условиях можете читать мысли.

— Врут, мин херц! (Тон безапелляционный, а улыбка загадочная, дающая повод для фантазий.)

— Пробиться в научном мире тяжело, а женщине тяжело «в квадрате». Как в детстве «закалялась сталь» характера? (Родители Бехтеревой были репрессированы, Наташа вместе с братом и сестрой оказались в детском доме. — Авт.)

— На уроке истории нам рассказали про Муция Сцеволлу, который, чтобы доказать свою стойкость врагам, клал руку в костер. Мы с мальчишками стали устраивать испытания на стойкость. На кухне горел титан, на нем прогревали гвоздь и прикладывали к тыльной стороне руки — кто сколько выдержит. Тогда даже в голову не приходило, что можем испортить себе руки! У меня шрам исчез всего несколько лет назад: до этого на руке четко вырисовывалась белая точка.

— То есть девчоночьи забавы не привлекали?

— С куклами возилась только на глазах у взрослых, чтобы показать, что благодарна за подарок. Сажала на диван и забывала.

— Следующим испытанием на прочность стал медицинский институт, в котором вы учились в блокаду?

— Я окончила девять классов, за десятый сдавала экзамены экстерном. Вынуждена была учиться хорошо, потому что иначе попала бы из своего детдома на кирпичный завод. Меньше всего хотела поступать в медицинский: мне казалось, что там требуется зубрежка, а не умение думать. Привлекали умные специальности, например, связанные с химией, за которой виделось большое будущее. В начале войны поступила в четыре вуза, но в блокадном Ленинграде остался только медицинский, куда я пошла с намерением уйти при первой же возможности.

На старших курсах ужасно пугала непознанность многого в медицине по целому ряду направлений. Сейчас медицина другая: ее в большой степени коснулся технологический прогресс, и особенно в области мозга. А тогда я отправилась в ту сферу, которой практически не было: живой мозг человека.

— Почему именно туда?

— Вот именно поэтому: так много неизвестного, неясного! Мне интересно неизведанное, а испугать меня сложно. Все, что мы делаем в Институте мозга человека РАН, раскрывает его секреты. И когда видим, как что-то из того, что мы поняли, может помочь больному человеку, это же здорово!

— Мужчин вообще пугает женщина с интеллектом, а если еще и в мозгах «копается» — подавно. А как же романтический «невроз» (любовь по-научному)?

— Моя мама почему-то мечтала, чтобы я стала ученой, и все для этого делала. Например, чтобы меня не отвлекала житейская суета, она внушила мне, что я очень некрасива. И с этим убеждением я жила до 34 лет. Если кто-то проявлял ко мне интерес, я думала, что мои молодые люди по-доброму ко мне относятся и не обращают внимание на внешность. Избавилась я от этого комплекса совершенно неожиданным образом, в 34 года, когда уже была женой и мамой. Во время поездки в Англию зашла в кафе и услышала, как две буфетчицы за спиной меня обсуждают. Это был сплошной поток комплиментов: какие глаза, волосы, кожа. Бросилась к зеркалу и посмотрела на себя будто другими глазами. А действительно, вроде бы ничего!

С другой стороны, поскольку я с детства привыкла к мысли о своей научной карьере, не чувствовала себя во власти ограничений, связанных с моими занятиями, — и они никак не мешали мне в личной жизни. После института вышла замуж за очень красивого и умного человека, ученого из ВМА, безумно его любила. Со Всеволодом Ивановичем прожили 25 лет, потом расстались... Случалось, за мной очень красиво ухаживали, но жизнь я прожила самостоятельно, потому что не содержанка по натуре.

— Говорят, вы дали сыну фамилию мужа потому, что сами всю жизнь страдали из-за своей знаменитой фамилии? (Святослав Медведев по образованию физик, сейчас возглавляет Институт мозга человека РАН. — Авт.)

— Это очень громкое слово — страдала. Но это неудобная фамилия. Портрет деда Владимира Михайловича повесила у себя в кабинете, когда меня уже выбрали академиком. До этого все время мучилась: не повесишь — не любишь деда, повесишь — прячешься за его заслуги. (У Бехтеревой в гостиной сидит огромная лягушка, которую дед привез из Ниццы — «все, что осталось от былых времен». — Авт.) А я не хотела этого для сына. К тому же просто не хотела обижать отца Святослава. Самой сменить фамилию оказалось сложно: мы поженились, когда мне уже выдали именную врачебную печать, а менять ее — целая история.

— Ваша жизнь в науке — цепь каких-то чудес. Вам с сыном удалось создать целый институт, заполучить для него новейшее оборудование! Почему «изменчивый мир» прогибался?

— Мой сын перефразировал известную фразу: «Когда идея овладевает мамой, она становится материальной силой». Просто мне кажется, что то, чего мы добиваемся, на самом деле нужно людям. Реализуются жизнью востребованные решения.

В моей жизни было два чуда, связанных с властью. В 1962 году меня вызвали «на самый верх». Только потом узнала, что меня хотели... взять в аппарат! Со мной обстоятельно беседовали, заговорили о моих интересах — и тут я развернулась.Тогда был такой период сумасшедшей одержимости идеей создания настоящей физиологии мозга человека. Ох, какими «яркими» и «смелыми» суждениями об общем положении дел в науке я сыпала! Когда закончила, оказалось, что «читала лекцию» высшим чинам... четыре часа.

Меня попросили никому не говорить, что я не хочу идти в аппарат. И создали все условия для работы! В Институте экспериментальной медицины АМН СССР открыли отдел нейрофизиологии, постепенно дали столько ставок, сколько хотела.

Второе чудо произошло, когда я уже была директором Института экспериментальной медицины, в период одержимости новой идеей. Нам нужен был прибор, без которого просто невозможно было двигаться дальше. Тогда появилась новая технология, позволяющая осуществлять картирование мозга. Если «анатомические» томографы «показывали» строение человеческого мозга и нарушения в нем, то ПЭТ был функциональным, то есть давал возможность следить за тем, что происходит в различных зонах мозга, когда человек выполняет какую-то деятельность. Ученые получали сведения о живом мозге! Эти возможности определили второй колоссальный прорыв ХХ века, и мы могли оказаться от него в стороне. Даже думать больше ни о чем не могла! На заседании у психологов, где я выступала с пламенной речью о необходимости приобретения ПЭТ, присутствовала Раиса Горбачева. Она пригласила меня попить кофе и попросила рассказать подробней. А потом посоветовала мне написать письмо Михаилу Сергеевичу. Наученная письмами к начальству, я хотела ограничиться двумя с половиной страничками, но муж сказал: нет, надо все рассказать, как следует. И мы подробно изложили суть дела. Прошло много времени, мы уже забыли о письме. И вдруг раздался звонок — мы почему-то поняли сразу, что это тот самый, которого так ждали... До сих пор как талисман ношу в сумке первую страницу нашего обращения к президенту с резолюцией Горбачева: «Надо уважить просьбу академика Бехтеревой».

— На здании, где находится ПЭТ, его «эмблема». Он действительно позволил сделать большой шаг вперед?

— Даже сейчас, несмотря на то, что публикации на тему исследований мозга можно обнаружить едва ли не в любом журнале, есть приоритеты, где мы по прежнему в первых. В частности, в изучении мозговой организации творчества. Интересно знать, как человек творит? Мы увидели зоны мозга, которые избирательно заняты творчеством. Изучаем, как творчество связано с разными эмоциями, как влияет на него так называемый детектор ошибок (ДО). Это более раннее открытие, сделанное еще в тот период, когда исследования проводились только при прямом контакте с мозгом. ДО — способность мозга реагировать на какую-либо рассогласованность с планом. Это похоже на приобретенный «инстинкт», предостерегающий человека от ошибки при типовой деятельности. Если он не мешает нам жить, все в порядке. Но иногда он превращается в детерминатор ошибок. Тогда у человека появляется психическая зависимость, потребность вновь и вновь возвращаться к своему неправильному поведению. Наиболее тяжелые формы это приобретает у наркомана. Да, его можно «отмыть», но детерминатор ошибок заставляет его возвращаться к гибельной привычке. Тогда нужно осторожно разрушить ту точку мозга, в которой сосредоточен ДО. Этим начали заниматься в институте Медведев и Аничков. Сначала нас хвалили, потом появились жуткие ругательные статьи, потом, наконец, все пришли к взвешенной оценке наших работ. Сейчас этим мы не занимаемся: опыт, необходимый для науки, накоплен достаточный, а делать из этого постоянную практику без дотаций слишком дорого.

Пока мы не объединили исследования по ДО и творчеству, мне казалось, что в момент творчества детектор должен замолчать, потому что он все время говорит человеку «не верно». Но, может быть, ДО не только не мешает творчеству, а помогает сделать его более эффективным.

— Чтобы человек все время не изобретал велосипед?

— Точно. ДО может залезть в память и сообщить человеку, что не стоит идти по уже пройденному ложному пути.

— О ваших открытиях почему-то не так много говорят...

— Официально прошли через одно: это такая морока! Никто нас не спрашивает о наших работах, хотя они, по-видимому, действительно интересны, поскольку их полными текстами воруют за границей. Например, о феномене ДО, о котором идут наши публикации, в том числе, и в зарубежной научной прессе с 1968 года, я увидела статью в американском журнале без всяких ссылок на нас. Причем один из ее соавторов запрашивал у нас оттиск статьи! Написала письмо в редколлегию журнала, мне ответили, что это право автора.

— ...Еще упрекают в лженауке, в увлечении мистикой, тем, чего не может быть никогда.

— В нашей работе неоднократно приходилось проходить через то, чего «не может быть никогда», но есть. Есть два подхода: можно отвернуться, можно попробовать посмотреть, хотя бы с целью доказать, что этого действительно не может быть. У нас в институте (у Медведева) человек с травмой речевых зон вновь заговорил: новые речевые зоны сформировались методом электростимуляции. Пациенту с поврежденным спинным мозгом удалось восстановить способность движения. Восстанавливалось зрение при диагнозе «атрофия». А ведь тогда к нам приезжала комиссия и уговаривала отказаться от того, что это лечебный метод. Теперь он широко применяется.

— Что вы теперь думаете о судьбе?

— У большинства людей жизнь складывается более или менее удачно в зависимости от того, правильно или неправильно они опознают то, что им предлагает жизнь. Человек прозевывает идущую к нему удачу, пренебрегает ею или наоборот — хватается не за то, что нужно. У меня бывало, когда я сознательно отворачивалась от предлагаемой ситуации, и это было ошибочно. Но кто не ошибается? Разве что гении! Но, конечно, не только это, не так все просто…

Марина ПОЛУБАРЬЕВА
МК в Питере №50 за 2003 г.


Карта сайта
 

 

  Разработка веб-сайта: ArtAdmires.com